ЭБ
Нефть
и
Газ
Главнaя
Oглавление
Пoиск +
Инфoрмация
Бесплатно
Энциклопедия

Регистрация
Книга: Главная » Гуманитарные дисциплины » История » Коммунистическая партия » Маркс К.N. Капитал Том 3 Часть 1,2 1951   (Аннотац. )
 
   

  Демонстрационные страницы:     1      2      3      4      5      6      7      8      9      10      11      12      13      14      15      16      17      18      19      20      913      914      915      916      917      918      919      920      921      922      923      924      925      926      927      928      929      930      931      932 





I. ЗАКОН СТОИМОСТИ И НОРМА ПРИБЫЛИ 913
Словом, закон стоимости Маркса имеет силу повсюду, — по-скольку вообще имеют силу экономические законы, — для всего периода простого товарного производства, следовательно, до того времени, когда последнее претерпевает модификацию вследствие возникновения капиталистической формы производства. До этого момента цены тяготеют к определенным, по закону Маркса, стоимостям и колеблются вокруг них так, что чем полнее развивается простое товарное производство, тем более средние цены за продолжительные периоды, непрерываемые внешними насильственными нарушениями, совпадают со стоимостями с точностью до величины, которой можно пренебречь. Стало быть, закон стоимости Маркса имеет экономически всеобщую силу для периода, который длится с начала обмена, превратившего продукты в товары, и вплоть до XV столетия нашего летосчисления. Начало же обмена товаров относится ко времени, которое предшествует какой бы то ни было писаной истории и уходит в глубь веков в Египте по меньшей мере за три, а может быть и за пять тысяч лет, в Вавилонии же за четыре-шесть тысяч лет до нашего летосчисления. Таким образом, закон стоимости господствовал в течение периода в пять-семь тысяч лет. И вот после этого полюбуйтесь глубокомыслием г. Л орла, называющего стоимость, имевшую всеобщее и непосредственное значение в течение всего этого времени, стоимостью, по которой товары никогда не продавались п не могут продаваться и исследованием которой никогда не будет заниматься ни один экономист, имеющий хотя бы каплю здравого рассудка.
До сих пор мы не говорили о купце. Мы могли оставлять без внимания его вмешательство до настоящего пункта, когда мы переходим к превращению простого товарного производства в капиталистическое товарное производство. Купец был революционизирующим элементом этого общества, где прежде все было неизменно, неизменно, так сказать, по наследству; где крестьянин не только свой надел, но и свое положение свободного собственника, свободного или зависимого оброчника или крепостного, а городской ремесленник свое ремесло и цеховые привилегии получали наследственно и почти неотчуждаемо; кроме того, каждый из них получал по наследству свою клиентуру, свой рынок сбыта, так же как и выработанное с юных лет мастерство в унаследованной профессии. И вот в этот мир вступил купец, который должен был стать исходным пунктом для этого переворота. Но он не действовал в качестве сознательного революционера, а, наоборот, как плоть от плоти, кость от кости этого мира. Купец средневековья отнюдь не был индивидуалистом, он был по существу своему общннгпком, как и все его современники. В деревне господствовала выросшая на почве первобытного коммунизма община-марка. Каждый крестьянин имел первоначально надел одинаковой





 


Центр Информационных Технологий